Возвращение: Полночь (ЛП) - Смит Лиза Джейн - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Лиза Джейн Смит

Дневники Вампира 7

Возвращение. Полночь

Глава 1

Дорогой дневник,

Я так напугана, что едва могу держать ручку…

Я печатаю, а не пишу от руки, потому что, так я лучше себя контролирую.

Чего я так боюсь, спросишь ты.

И тогда я отвечу «Деймона». Ты не поверишь, если не видел нас всего пару дней назад.

Но что бы понять, ты должен узнать кое-что.

Тебе знакомо выражение «Ставки сделаны»?

Это означает, что может случиться все что угодно!

Так, что кто-либо, кто понимает шансы и принимает ставки у людей отдает назад им их деньги.

Потому что Джокер владеет ситуацией.

И ты даже не думаешь о вероятности принять ставку.

Вот каково мне.

Вот почему мое сердце испуганно бьется в горле и его удары отдаются в голове, ушах и пальцах.

Ставки сделаны.

Видишь, даже мои напечатанные буквы дрожат.

Возможно, мои руки так же дрожат, когда я его вижу? Я могла бы уронить поднос.

Я могла рассердить Деймона.

И тогда могло бы случиться все, что угодно.

Я не объясняю это правильно.

Всё, что я должна сказать — это то, что мы вернулись: Дэймон, Мередит, Бонни и я.

Мы пошли в Темное измерение и теперь мы снова дома, со Звездным шаром и Стефаном.

Стефан был обманом забран заманен туда Шиниши и Мисао, братом и сестрой китсун, или злыми лисами-духами, которые сказали ему, что если он пойдет в Темное измерение, то сможет снять поклятие-быть вампиром, и снова стать человеком.

Они обманули.

Все, что они сделали, это оставили его в ужасной тюрьме, где ни еды, ни света, ни тепла…пока он не оказался на грани смерти.

Но Деймон, тот, который, настолько отличался от теперешнего, согласился возглавить нас, чтобы попытаться его найти.

И, ах, я не могу описать Темное измерение даже себе.

Но главное, что мы нашли Стефана и чтобы его освободить, нашли две половинки лисьего ключа.

Но он был скелетом, бедным мальчиком

Из тюрьмы мы вынесли его на соломенном тюфяке, на котором он спал. Позднее Мэтт спалил тюфяк, поскольку он кишил паразитами.

Но той ночью мы помогли ему принять ванну, уложили в постель…. и накормили его.

Да, нашей кровью.

Все делали это кроме Миссис Флауэрс, которая делала компрессы, прикладывала их к костям, торчащим из кожи.

Они его морили голодом!

Я могла бы убить их своими собственными руками или силами крыльев, если бы только я могла пользоваться ими должным образом.

Но я не могу.

Я знаю, что есть заклинание «Крылья уничтожения», но я понятия не имею, как его вызывать.

По крайней мере, я видела, как Стефан расцветал, когда его кормили человеческой кровью

Я признаю, что несколько раз тайно кормила его, прекрасно понимая, что моя кровь отличается от крови других людей — она намного насыщенней, это и помогло Стефану быстрее поправиться.

И так, Стефан выздоровел на столько, что на следующее утро он был готов спуститься вниз, чтобы отблагодарить миссис Флауэрс за её снадобья

Остальные из нас, хотя — все люди — были полностью измученны.

Мы даже не подумали о том, что произошло с букетом, так как для нас он не представлял особого интереса.

Мы получили его, когда покидали Темное измерение от доброго белого лиса, заточенного в клетку напротив клетки где находился Стефан, до того как мы совершили побег.

Он был так прекрасен! Я никогда не думала, что лис может быть добрым. Но он дал Стефану эти цветы.

Так или иначе, этим утром Деймон также проснулся.

Конечно, он не смог пожертвовать ни капли своей собственной крови, но я честно говоря думаю, что он бы это сделал если бы имел такую возможность.

Таким уж он был.

И поэтому, я не могу понять откуда взялся этот страх, который я испытываю сейчас.

Как ты можешь бояться того кто целовал и целовал тебя… и называл тебя своей дорогой и своей возлюбленной, и своей принцессой?

И кто смеялся вместе с тобой, смотря на тебя озорным взглядом?

И кто держал тебя за руку когда, ты была напугана, и успокаивал тебя, говоря, что тебе нечего бояться пока он рядом?

Того, на кого достаточно было лишь взглянуть, что бы узнать о чем он думает?

Того, кто будет защищать, целыми днями, в независимости от того как дорого это будет ему стоить.

Я знаю Деймона.

Я знаю все его недостатки, но еще я знаю какой он, глубоко внутри.

И он не такой, каким хочет казаться другим людям.

Он не холодный, не высокомерный и не жестокий.

Это лишь фасад за которым он прячется, который надевает как одежду.

Проблема в том, что я не уверена знает ли он сам об этом.

Сейчас он растерян

Он может измениться, и стать таким, каким хочет казаться — потому, что он запутался.

Тем утром только Деймон не спал.

Он был единственным кто видел букет

Поэтому он снял с него все магические защиты и обнаружил в центре розу, черную как смоль.

Деймон пытался найти чёрную розу годами, только для того, чтобы полюбоваться ею, я так думаю.

Но когда он ее увидел и понюхал… и бах! Роза исчезла!

И вдруг он стал болен, и болела голова, и он не мог уловить ни один запах, и все его остальные чувства были сильно притуплены тоже.

Я не знаю сколько времени понадобилось Деймону, чтобы осознать, что он стал человеком, серьезно, и никто не мог ничего с этим сделать.

Черная роза была для Стефана; это должно было осуществить его мечту — снова стать человеком

Тогда я увидела, как он недовольно смотрел на меня и оставшихся людей — представителей вида, которого он так ненавидел и презирал.

Можно подумать, что Деймону было бы легче снова превратиться в вампира.

Но он хочет стать таким же могущественным вампиром как и прежде — и нет никого кто мог бы обменяться с ним кровью.

Даже Сейдж исчез до того, как Дэймон смог спросить у него.

Так что Деймон застрял до тех пор пока не найдет достаточно сильного и могучего вампира, который мог бы пройти с ним весь процесс изменения.

И каждый раз, когда я смотрю в глаза Стефана, в эти изумрудно-зеленые глаза, что светятся доверием и благодарностью — я чувствую страх.

Страх, что каким-то образом его вновь вырвут прямо из моих объятий.

И… страх, что он как-то узнает, что я начала чувствовать к Деймону.

Я и сама не понимала как много Деймон стал для меня значить.

И я не могу… остановить… мои чувства… к нему, даже если он меня теперь ненавидит.

И, да, черт возьми, я плачу! В ту самую минуту когда я должна отнести ему ужин.

Я прошу тебя, Господи, не дай ему возненавидеть меня!

Я думаю, что дела в Фелс Черч хуже чем когда-либо.

С каждым днем одержимых детей, ужасающих своих родителей, становится все больше.

С каждым днем родители всё больше злятся на своих одержимых детей.

Но я даже думать не хочу о том, что происходит.

Шиниши… Он сделал много предсказаний о нашей группе, о вещах, которые, мы хранили друг от друга.

В одном нам повезло. У нас есть семейство Сетоу, чтобы помогать нам.

Ты помнишь Изобель Сетоу, которая ужасно сильно исколола себя, когда была одержима?

Сейчас ей намного лучше, она стала хорошим другом и ее мать миссис Сетоу и бабушка Обаасан, тоже.

Они дали нам амулеты-заклинания на самоклеющихся листиках или на картах, чтобы держать это зло подальше от нас.

Мы им очень благодарны за помощь.

Может когда-нибудь мы сможем вернуть им все.

Закрыть дневник означало столкнуться лицом к лицу со всеми теми вещами, о которых она только что писала.

Когда она шла в кладовую комнату пансиона, она заметила, что ее руки дрожали так сильно, что все, что она несла на подносе звенело.

В кладовку не было входа изнутри, поэтому кто хотел видеть Дэймона, должен был выйти через переднюю дверь и обойти вокруг дома к огороду.

Логово Деймона, как называли это сейчас.