Зловещие призраки (ЛП) - Кэйн Стэйси - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Стэйси Кэйн

Зловещие призраки

(Призраки Даунсайда - 1)

Данная книга предназначена только для личного пользования! Любое копирование, выкладка на других ресурсах и передача третьим лицам – ЗАПРЕЩЕНЫ! Пожалуйста, после прочтения удалите книгу с вашего носителя.

Перевод выполнен для группы WonderlandBooK

Переводчики: DinaShibko, inventia, shona1215, maryon_rayne

Редактор: inventia

Русифицированная обложка: inventia

Глава 1

"И живые молились своим Богам и просили спасения от армии мертвых, и не было ответа. И не было больше Богов".

~ Книга Правды. Летописи. § 12

Если бы мужчина перед ней не был уже мертв, Кесс, вероятно, попыталась бы его убить. Долбаные призраки. Полтора года она не имела с ними дел... лучшая запись разоблачителей в Церкви.

Теперь, когда премия нужна ей больше, чем когда-либо, появился этот. Дразнил ее, скрестив руки и, со скучающим выражением, паря над паркетным полом удобного пригородного двухэтажного дома Санфордов в самом сердце Кросс Тауна.

- Готов отправиться туда, где тебе самое место мистер Данлоп?

Призрак мистера Данлопа показал ей средний палец. Мудак. Почему он не мог просто смириться с неизбежным?

При жизни, судя по ее записям, он тоже был мудаком. Хирам Данлоп, жил в Вест-Сайде, вдовец, отец двух детей, банкир. Мистер Данлоп должен последние пятьдесят лет спать мертвым - буквально - сном, а не появляться здесь, греметь трубами, разбивать китайский сервиз и вообще безобразничать.

Верно. В центр комнаты Кесс поставила череп собаки, сверяясь с компасом и убеждаясь, что повёрнут он на восток, и по обе стороны от черепа зажгла черные свечи. Кесс двигалась на автомате, устанавливая алтарь, как делала это десятки, если не сотни раз прежде. Далее она установила высокий, вилкообразный посох с серебряной рукоятью, украшенный специально выращенными синими и черными розами. Перед черепом поставила мешок с землей с могилы мистера Данлопа.

Несколько минут ушло на то, чтобы установить небольшой котелок. Мистер Данлоп парил позади Кесс, но она не обращала на него внимания. Продемонстрируешь мертвому испуг - или любую другую эмоцию - и получишь проблему. Налив в котелок воды, Кесс подожгла маленькую горелку под ним и бросила в воду волчий аконит.

Сделав отметины черным мелом на двери, Кесс направилась к окнам, намеренно пройдя сквозь спектральную форму Данлопа, несмотря на неприятный холодок. А когда она достала соль, упрямое выражение на его лице дрогнуло.

- Наверно, будет больно, - произнесла Кесс.

И перевела взгляд на часы с маятником, стоящие в углу прямо за кругом соли. Почти восемь. Черт. У Кесс начинался зуд.

Ничего плохого, конечно. Ничего, с чем бы она не справилась. Но из-за него она теряла концентрацию и, вместо ритуала, хотела почесаться.

Кесс только начала ограждать символами коридор, когда мистер Данлоп бросился к лестнице.

Символы на дверях и окнах - ранее она уже закончила наносить их в спальнях - удержат его от побега из дома, но... твою мать.

Она забыла о большом камине в спальне. Дымоход.

Схватив мешок с землей, Кесс ринулась за мистером Данлопом. Земля с могилы предназначалась для более позднего использования, когда должен был появиться психопомп, дабы сопроводить призрака в мир иной, но Кесс не могла придумать другого способа остановить мистера Данлопа.

Когда она оказалась в спальне, из дымохода торчали лишь ноги мистера Данлопа. Кесс швырнула в них горсть земли.

Данлоп упал. Его губы шевелились, вероятно, он осыпал ее проклятьями, но слов не было слышно. Не обращая на это внимания, Кесс нырнула в дымоход с мелом, прежде чем призрак повторит попытку сбежать.

- Выхода нет, ты ведь знаешь, что не должен быть здесь.

Он пожал плечами.

Кесс достала из кармана, изготовленный Церковью эктоплазмаркёр - никто не говорил, что Церковь умеет придумывать оригинальные названия, но лишь в ней знали, как защитить людей от духов - и открыла его. Данлоп уставился на Кесс с паническим выражением на призрачном лице. Она подалась вперед, а призрак решил просочиться сквозь пол.

Прежде чем он полностью исчез, Кесс сбежала вниз и схватила соль, заканчивая с коридором, пока Данлоп проплывал сквозь потолок, за пределами круга.

За тот короткий промежуток времени, пока они были наверху, атмосфера в комнате изменилась. Энергия Кесс смешалась с силой трав и заполнила комнату силой. Кесс посмотрела на алтарь, череп собаки подпрыгивал, и его челюсть щелкала, словно кастаньеты. Психопомп идет.

Данлоп начал пятиться, когда Кесс, держа перед собой эктоплазмаркёр, направилась в его сторону. Она уже запомнила его пропускной символ. Осталось лишь вернуть Данлопа в круг и начертить этот символ на нем до появления собаки.

Лишь однажды она слышала об изгоняющем, который этого не успел. И ему повезло, собака забрала призрака. Но это чистая удача. Без пропускного символа минуты, что нужны собаке для материализации, могут оказаться последними в жизни Кесс.

Данлоп уперся в стену и удивленно обернулся. Призраки могут касаться твердых предметов или проскальзывать сквозь них... пока предмет не сделать твердым на метафизическом уровне.

- Я их отметила. - Кесс разорвала круг соли, смахнув ее ногой. - Ты не пройдешь сквозь стены, не сможешь сбежать. И будет намного проще, если ты просто расслабишься и дашь мне закончить свою работу. Почему бы тебе не подлететь и не вытянуть руки?

Данлоп скрестил руки на груди и мотнул головой. Кесс вздохнула.

- Хорошо, будь по-твоему. - Она растерла смолу пальцами и бросила порошок к его ногам. - Хирам Данлоп, приказываю войти в этот круг, чтобы быть отмеченным и отправится на покой. Приказываю покинуть это измерение.

Кесс подпрыгнула, когда по комнате эхом пронесся рык, а собачий череп взмыл в воздух. А под ним начало формироваться тело собаки, каждая кость была белой и заостренной в свете свечи.

Черт! Твою ж мать, Кесс все так же одна в кругу.

И что еще хуже, от нее, как и от призрака, пахло смолой. Кесс еще не споласкивала руки. Собака - магическое создание, способное почувствовать травы - не ощутит разницы между ней и призраком.

Кесс вскрикнула, когда собака, на костях которой появлялась кожа и мех, бросилась на нее. Она упала на... сквозь Хирама Данлопа. В этот раз холод чувствовался сильнее, вероятно, потому что Кесс не подготовилась к нему или, может, потому что была до чертиков перепугана видом острых, блестящих клыков собаки, которые клацнули в миллиметре от ее лица. Если они доберутся до нее...

Собака сомкнула челюсть вокруг левой щиколотки Кесс и потянула. В пустых глазницах появились глаза, светящиеся красным, ярким пламенем, пока собака сильнее стискивала зубы.

Позади собаки воздух начал рябить. На со вкусом отделанные, темно-коричневые стены спальни Санфордов легли тени, серые и черные силуэты с зажженными факелами.

Что-то внутри Кесс начало уступать. Собака - психопомп - делала свою работу, забирала заблудшую душу из дома Санфордов в город мертвых.

Но душа Кесс не заблудшая... по крайней мере, не в том смысле.

Хирам округлил глаза, когда она вновь дотянулась до него, но ее рука прошла сквозь грудь призрака.

- Хирам Данлоп, приказываю тебе...

Слова оборвались удушающим всхлипом. Черт, больно, охренительно больно. Словно с нее слой за слоем сдирали кожу, оголяя каждый нерв Кесс, а у нее их очень много.

Перед глазами Кесс все помутилось. Если бы она захотела, то сдалась и уплыла бы... а собака с нежностью, после того как узнала, что за душа перед ней, отпустила бы ее и исчезла. И не было бы больше проблем, боли... не было бы ничего... Лишь тоскливый город, где нельзя снять напряжение. Понимание, что она погибает глупой смертью, наконец, привело Кесс в чувство. Нет, ни за что.